Из рассказа Эжена Ионеско «Фотография полковника»

Слева домов больше не было. С обеих сторон – серые поля. Эта дорога, или проспект, с трамвайными рельсами все не кончалась. Я шагал, шагал: лишь бы не опоздать, лишь бы не опоздать!

Внезапно он предстал передо мной. Никаких сомнений – это был убийца. Кругом лишь уснувшие просторы. Ветер погнал по дороге старую -газету. В нескольких сотнях метров за спиной убийцы на фоне заходящего солнца вырисовывалось здание префектуры. Из только что подошедшего трамвая – остановка была возле префектуры – выходили люди, казавшиеся на таком расстоянии очень маленькими. Никакой помощи ждать не приходилось, они были слишком далеко, даже если бы я закричал.

Я стоял окаменев, как парализованный. "Поганые полицейские, – думал я, – они специально отпустили меня одного, зная, что убийца тут. Они хотят, чтобы это выглядело как простое сведение счетов!"

Мы стояли друг против друга, нас разделяло всего метра два. Я молчал и внимательно смотрел на него. Он тоже меня разглядывал, посмеиваясь.

Это был немолодой человек, худощавый, довольно хилый, небритый. Он казался намного слабее меня. На нем было старое грязное габардиновое пальто с оторванными карманами, на ногах – стоптанные, рваные башмаки, из дыр торчали пальцы. На голове мятая, бесформенная шляпа. Одну руку он держал в кармане, а другой сжимал нож с огромным лезвием. Он смотрел на меня своим одним глазом, из которого, казалось, исходит тот же ледяной свет, что отражало лезвие ножа.

Никогда не встречал я такого жестокого взгляда, такого твердого и в то же время такого яростного. Взгляд неумолимый; как у змеи, как у тигра-убийцы. Никакое слово, дружеское или властное, никакие аргументы не могли на него подействовать. Никакое обещание счастья, никакая вселенская любовь не могли бы его тронуть, никакая красота не могла бы его смягчить, а ирония – пристыдить, все мудрецы мира не смогли бы заставить его понять бессмысленность его преступлений.

Слезы святых скатились бы, не оставив следа, по этому глазу, лишенному века. Христово воинство тщетно всходило бы ради него на Голгофы.

Медленно я вытащил из карманов два пистолета, молча направил их на убийцу. Он не шевелился. Я опустил пистолеты, руки мои безвольно, повисли. Я почувствовал, что обезоружен, надежда покинула меня: что могут пули, что может моя жалкая сила против холодной ненависти, упрямство – против бесконечной энергии этой абсолютной жестокости, не подчиняющейся разуму, не знающей пощады?

Источник: Э. Носорог: Пьесы и рассказы: Пер с франц. М., 1991.



Интересное по истории:

Развитие послевоенной культуры
Послевоенная культура в СССР
Культура стран Запада
Комплекс проблем человечества
Поиск нового смысла
Причины и начало «холодной войны»
Экспансия Советского Союза в Восточной Европе
«Немецкий вопрос» и его решения
Содержание
Война в Корее
Американо-советские договора 1972 -1976 гг.
Американо-советские договоренности
Интеграционные процессы в Европе и США
Беларусь
Эстония
Международные отношения второй половины ХХ века
Кубинская революция 1959 г.
Экономические трудности 80-90-х годов
Индустриализация Мексики
Аграрная реформа в Мексике
Режим Х.Д. Перона в Аргентине
Крах военной диктатуры и переход к конституционному строю
Политическая борьба в 1945-1964 гг.
Президентские выборы в Бразилии
Военно-диктаторский режим (1964-1985)
Экономическое развитие
Внешняя политика Бразилии
Взаимодействие и сосуществование массовой и высокой элитарной культур
Деятельность ЮНЕСКО. Культурное сотрудничество – обязательное условие выживания человечества
Архитектура в послевоенные годы
Сюрреализм уводит от реальности в мир фантазии. Пабло Пикассо
Мосфильм против Голивуда
Литература
Рок- и поп-музыка
Комплекс проблем человечества