Интервью, находящегося под домашним арестом Т.Живкова

Со мной поступили варварски. Через неделю после ноябрьского пленума (пленума ЦК БКП в 1989 году, на котором Живков был снят с поста генсека. – Прим. ред.) началась грязная кампания и всеобщее поругание меня и так называемых «живковцев». Все слухи и сенсации обо мне были собраны в парламентской комиссии, которую возглавлял Андрей Луканов, а затем были переданы в прокуратуру. Вы не можете себе представить, на какие вопросы мне только не приходилось отвечать, находясь под арестом! Меня, к примеру, спрашивали, не был ли я провокатором. (В софийской печати были опубликованы материалы о том, что в годы войны Живков был агентом царской охранки. – Прим. ред.) Оказывается, партию и государство 35 лет возглавлял не кто иной, как провокатор Тодор Живков! Представляете? Тот самый Живков, который 45 лет был связан с рабочим движением. Меня обвиняли в том, что я вывез миллиарды левов в иностранные банки, что настроил за границей каких-то дворцов и вилл.

Первый прокурор, который вел мое дело, не выдержал, заболел, и его отстранили по болезни. Когда мы с ним прощались, то прощались по- братски: обнялись и поцеловались. Он видел, что никаких доказательств моей вины не было. Назначили вести дело его заместителя, но и он подал в отставку. Мотивировал тем, что я не виновен и нет никакого основания для суда. Главный прокурор республики полгода не появлялся у меня, и я заявил протест. Потом он, правда, зашел на 5 минут, но у него не хватило сил посмотреть мне в глаза. Начальника моего кабинета Николу Стефанова, которого допрашивали сразу после моего ареста, чуть было не довели до самоубийства. Его удалось спасти.

Сейчас они не знают, что делать дальше, ибо не могут прекратить судебный процесс из-за боязни улицы. Но я человек закаленный. Впрочем, охрана и медперсонал относились ко мне хорошо. Хотя в течение 5 месяцев после ареста, пока я был в тюрьме, а потом в больнице, ко мне никого не пускали. Потом внучке и сыну разрешили свидание. На суд я вызвал несколько свидетелей защиты, а пригласили лишь одного... Меня арестовала царская полиция, меня били, пытали, но никогда полиция не трогала моих родственников, друзей, знакомых. А сейчас уволили сына, сноху, сестру и племянницу.

Как это возможно, что Советский Союз, руководство, товарищ Горбачев не предпримут необходимых шагов в отношении меня – друга Советского Союза! Публикации о том, что я якобы пытался превратить Болгарию в 16-ю советскую республику, абсолютно неверны. Этот вопрос не ставили ни я, ни Хрущев, ни Брежнев, ни Горбачев. Перед арестом я обращался к советскому послу, но он не приехал.

Я не обвиняю СССР в том, что он меня не спас. Не об этом речь. Речь идет о том, что я арестован. В истории еще не было такого случая, когда бы президента арестовывали, держали в заключении более года и собирались судить! Подобный случай, помнится, был только в одной африканской стране, когда судили императора-людоеда. А второй – я! Возможно ли такое? Я бы хотел, чтобы вы передали это Горбачеву. Я был с Советским Союзом и остаюсь с ним. Если бы не вы, то Болгария не стала бы такой, какой она есть. Речь шла не о превращении Болгарии в какую-то «советскую задунайскую республику», а о сближении с СССР. Тогда другой альтернативы не было. Только идиот мог отказаться от того маневра, который я предпринял в отношении СССР.

Мы не изменили социализм, но и Хрущев не мог его изменить. Не мог Брежнев, даже если бы очень хотел. А могла ли маленькая Болгария или особая другая соцстрана сделать это? Нет не могла. Все смотрели в рот Москве. Такая была обстановка. Горбачев начал с того, что предложил больше «социализма». Затем – перестройка. Но у него не было концепции. Мы изменили идеалам Маркса, создали общественный строй, который вошел в противоречие с идеалами, потребностями людей. Все мы извратили. Вот у нас говорят о Георгии Димитрове. А ведь он принес в Болгарию сталинскую систему. Димитров должен остаться в истории, но он уничтожил десятки тысяч людей, в годы его правления началась борьба с «внутренним врагом», начались судебные процессы.

Несмотря на то, что между мной и Горбачевым были некоторые недоразумения, мое отношение к нему остается чистым и товарищеским. Но он в ответе перед Тодором Живковым, ибо я не случайный человек Если суд состоится, это будет открытый суд.

Я буду защищаться.

Источник: Эхо планеты. 1992.



Интересное по истории:

Движение Сопротивления в Югославии в годы фашистской оккупации
Курс на развитие «самоуправляющегося социализма» к конфликт с СССР
Либерализация югославского режима
Обострение политической ситуации и распад СФРЮ
Босния и Герцеговина
Украинцы в экс-Югославии
Из хроники Югославского конфликта
Арифметика войны
Из ст. В.Портникова «Слободан. Личные впечатления»
Содержание
Социалистические режимы Восточной Европы
Нарастание внутренней нестабильности в странах Восточной Европы
Оккупация Красной Армией Польши и установление просоветского режима
«Круглый стол» 1989 г. и установление демократического строя
События 1968 г. и советская интервенция
Аграрная и другие неудавшиеся реформы
Режим Я. Кадара; экономические реформы, либерализация общественной жизни
Новое правительство Румынии
Диктатура Н.Чаушеску
Оккупация Болгарии советскими войсками
Движение Сопротивления в Югославии в годы фашистской оккупации
Распад колониальной системы
Возрастание роли развивающихся стран в мировой политике. Движение неприсоединения
Японское «экономическое чудо»
Внешняя политика правительств ЛДП
Культ личности Мао Цзэдуна и социально-экономические эксперименты
Курс реформ Дэн Сяопина
Социализм с китайским лицом
Кастовый строй как специфика Индии
Курс Джавахарлала Неру
Современное положение Индии
Революция в Индонезии
Американо-вьетнамская война
Послевоенное развитие Пакистана
Исламская революция в Иране
Образование государства Израиль
Особенности послевоенного развития Турции
Южная Корея
«Камбоджийская проблема» и ее решение
Достижение независимости Тунисом и Марокко
Страны Магриба на пути независимого развития
Столкновение цивилизаций